В джазе только позвоночники

В джазе только позвоночники thumbnail

…Извините, что я так сразу без обиняков — но попрошу вас встать. Давайте с поклонами поприветствуем новую «расу господ». Улыбайтесь как можно искреннее, иначе вас заподозрят в расизме и гомофобии. «Лучше по-хорошему хлопайте в ладоши вы» — как пелось в советском мультике «Бременские музыканты». Интересно, пустили бы его сейчас на большой экран? Ведь налицо тьма жутко оскорбительных в современном понимании вещей. Между Трубадуром и Принцессой убогая традиционная любовь, чернокожих персонажей нет ни среди придворных, ни среди разбойников. Сексуальная ориентация кота, осла, пса — не упомянута, и даже про петуха не намекнули. О чём это я? А, вы ещё не знаете? Счастливые люди. Я вот уже с утра в восторге от новых правил Киноакадемии США для фильмов, претендующих на премию «Оскар». Отныне следует официально соблюдать пропорцию чернокожих и представителей секс-меньшинств в совершенно любом американском кино, которое возжелает получить ту самую золотую статуэтку.

Согласно этим великолепным установкам, с 2024 года один из исполнителей главных ролей или второго плана должен быть чернокожим, азиатом или латиноамериканцем. Как минимум треть актёров обязаны быть женщинами, «небелыми», трансгендерами либо гомосексуалистами, а также людьми с ограниченными возможностями. Две позиции среди основных творцов будущего фильма (оператор, режиссёр или продюсер) следует предоставить этим же личностям. В съёмочной группе афроамериканцы, женщины и ЛГБТ займут уже шесть позиций. Студия, выпустившая фильм, дарует оплачиваемую стажировку и обучение тем, кто… Догадались? Правильно. Но этого мало. Среди менеджеров-распространителей фильма рекомендуют обеспечить присутствие чёрных, женщин, ЛГБТ… и далее по тексту. Вы знаете, сие столь блестяще и офигительно, что собственно, на этом следовало статью и закончить. Но я попробую продолжить.

Теперь для американского фильма не надо никакого таланта и актёрских способностей. Достаточно иметь чёрную кожу и пристрастие к лицам своего пола, либо переделаться в мужчину/женщину хирургически — и ты новая звезда Голливуда. Какой, к свиньям, талант? Отживший анахронизм. Если ты не способен сыграть ёлочку в школьном спектакле, забываешь текст и в принципе не соответствуешь роли — да пофиг, тебя возьмут сниматься: ведь иначе ты подашь в суд за расизм. Ты не бездарность, ты чернокожий и гомосексуалист — кумир мировой кинокультуры. Возьмут точно тебя, не того белого парня, который блещет на сцене в постановке Шекспира. Надо соответствовать политкорректности, а не заниматься поиском потрясающих актёров. Пускай чёрные геи играют и поют в стиле «кто в лес, кто по дрова»: правила соблюдены.

В 1935 году в нацистской Германии приняли так называемые Нюрнбергские законы. Согласно их правилам, количество евреев строго ограничили в культуре (их фактически убрали из кино и театров) и спорте. То же самое ждало и цыганское население — например, чемпион Германии по боксу, цыган Иоганн Тролльман был ещё ранее лишён своего титула: побеждать и завоёвывать награды могли исключительно арийцы, а не представители «неполноценных народов». Главное — эти законы закрепили немцев как «расу господ», каковой позволялось в отношении других наций очень многое, если не всё. Немец мог спокойно убить еврея или цыгана, и наказания за преступление не следовало — он же господин, а это ничтожество. По сути, Голливуд сделал то же самое — появилась новая «раса господ», и её мизинцем нельзя тронуть, Боже упаси даже пошутить на их тему. Джоан Роулинг вон уже пошутила — сколько месяцев от плевков отмывается.

Голливуд напоминает и кинематограф Советского Союза, где для получения премий обеспечивали присутствие в фильме руководящей роли партии, а пламенные коммунисты на экране рвали сердце во имя трудящихся. Покажешь славных героев партии — получишь премию, не покажешь — ну что поделать, чувак, утешайся прокатом. Поэтому масса режиссёров и втыкала картонных искусственных коммунистов всюду, куда только могла. Фильмы получались — лажа на постном масле: идеологически верны, но сдохнешь со скуки. Голливуд действует аналогично, только на месте коммунистов у него геи. Их повсеместно проталкивают в любые сюжеты, пусть они там в принципе и не нужны: ерунда, что геи составляют лишь 4% населения США, а чернокожие — 12,5%. Одни права ущемляются во имя соблюдения прав других. И чем это лучше тех же кафе и автобусов «только для белых» в американском штате Алабама в пятидесятые годы? Да ничем.

Вы только представьте себе прежние фильмы, снятые по новым законам «правильными» съёмочными командами. Это ж будет счастье и радость. «Терминатор». Чернокожий киборг с ограниченными возможностями (пулемёты вмонтированы в инвалидную коляску) прибывает из будущего, чтобы уничтожить семейную пару геев, собирающихся нанять суррогатную мать для вынашивания лидера Сопротивления. «В джазе только девушки». Два гея, преследуемые афроамериканской мафией, едут на поезде во Флориду в составе орды враждебных гетеросексуалов, и вынуждены скрывать своё естество. «Рэмбо». Молодой чернокожий парень, вернувшись из Вьетнама, переделал себя на операции в девушку. Полиция издевается над трансгендером, и он берёт правосудие в свои руки. А во что превратятся исторические фильмы! Одни битвы чернокожих викингов врежутся в память навсегда. И не забудьте — всё это сыграно, как детском саду: хорошим актёром больше быть необязательно. Достаточно иметь другой цвет кожи и сексуальную ориентацию. К чёрту актёрский дар. Мнение зрителя, конечно, никто не спрашивает.

В классное время живём, ребята. Ей-богу, сам не пойму, как мы с вами оказались в сумасшедшем доме. Не пошути. Не сними больше белых, чем чёрных. Не пригласи на работу меньше трети гомосексуалов. Чуть что — приклеят ярлык «расист», и не отмоешься уже до конца жизни. А ведь расизм по-настоящему страшная вещь, это фактически нацизм. Я был в ЮАР, и видел сохранённые скамейки с табличкой «Только для белых», слышал рассказы в Кейптауне, как полицейские до смерти избивали африканцев, едва те осмеливались заночевать в городе, принадлежавшем белым. Увы, введённые квоты на расу и ориентацию — это начало такого же нацизма и расизма, только наоборот. И интересно — а почему ж режиссёра Спайка Ли, снимающего в фильмах в основном чернокожих, не обяжут брать в своё кино треть белых артистов? Как быть с лентами вроде «Не грози Южному централу, попивая сок у себя в квартале», и с сериалами типа «Снегопада», где 90% актёров — именно афроамериканцы? Видимо, этот прекрасный закон работает только в одну сторону. Белым и гетеросексуалам лучше закрыть рот.

Самые жестокие рабовладельцы всегда получаются именно из бывших рабов.

Источник

Сегодня на канале “Киностальгия” вы узнаете несколько интересных фактов о комедии “В джазе только девушки” и любопытные истории, связанные со съёмками.

Кадр из фильма “В джазе только девушки” (1959)

Согласно рейтингам Американского Института Кинематографии, фильм возглавляет список самых смешных американских комедий и находится на девятом месте среди величайших фильмов всех времен. Рабочее название киноленты, “Не сегодня, Джозефина” («Not Tonight, Josephine»), перед выходом на экраны изменили на “Некоторые любят погорячее” (“Some Like It Hot”). В выбранном для проката в СССР названии “В джазе только девушки” появляется женский джазовый оркестр, и потерян намек на джазовую импровизацию. В двадцатые годы для описания модного направления музыки джаз ввели термин – “hot music”, в отличие от традиционной для оркестра игры “по написанному” – “straight music”. Именно импровизация героев, необходимость действовать по ситуации, создает интригу комедии.

Кадр из фильма “В джазе только девушки” (1959), Мэрилин Монро в роли Душечки

Читайте также:  У меня торчит позвоночник

На роль “Душечки” Даны Ковальчик (в оригинале Sugar «Kane» Kowalczyk) претендовали нескольких знаменитых актрис. В их числе были Элизабет Тейлор, Одри Хепберн и Митци Гейнор. Но все они не умели петь. Мэрилин Монро петь умела и не была занята на других картинах. Со времени ее предыдущего фильма прошли два года. Съёмочная группа не ожидала, что такая большая звезда примет приглашение, но сценарий Монро отправили. Актриса прочитала и… отказалась. Её не устраивала “роль дурочки, не способной распознать мужчин в гриме”. На помощь пришел муж Монро, Артур Миллер. Он оценил высокое качество сценария и заверил супругу, что все в порядке. Душечка-Sugar совсем не дурочка, ведь остальные персонажи тоже не смогли распознать в Джозефине и Дафне мужчин.

Кадр из фильма “В джазе только девушки” (1959), Мэрилин Монро в роли Душечки

Режиссер Билли Уайлдер запланировал “В джазе только девушки” как стилизацию под гангстерские боевики 30-х. Поэтому фильм снят на черно-белой пленке. Контракт Монро предусматривал участие в съёмках только цветных кинолент. Чтобы получить ее согласие, Уайлдер пошел на хитрость. Он сказал Монро, что мужчины в женском макияже, снятые на цветную пленку, выглядят неестественно зелеными. Когда Мэрилин посмотрела специально обработанные пробы Тони Кёртиса и Джека Леммона, она согласилась с мнением режиссера. Согласию способствовала и необычная в то время для Голливуда схема без твердого гонорара за съемки. Актрисе предложили 10% от валового дохода картины, превышающего $4,0 млн.

Фото со съёмок “В джазе только девушки” (1959), источник – сеть интернет

Результаты проката полностью оправдали такое решение. При бюджете около $3,0 млн. “В джазе только девушки” только в США выручили $25,0 млн. Кстати, один доллар 1959 года в 2020 году “весит” 8,6 доллара. В Америке в кинотеатрах фильм посмотрели 49,0 млн. зрителей. Любопытная история получилась с прокатом в СССР. “В джазе только девушки” показывали в кинотеатрах в 1966 году. У нас картину сократили на 17 минут. По количеству проданных билетов – 49,9 млн., фильм занимал 32-е место среди всех фильмов, вышедших на экраны в СССР. Когда в 1985 году комедию повторно вернули залы кинотеатров, продали еще 28,9 млн. билетов.

“Киностальгия” знает еще много историй о фильме “В джазе только девушки” и обязательно поделится ими с читателями канала. А сейчас предлагаем посмотреть, послушать и получить удовольствие от песни “Душечки” Мэрилин Монро.

Благодарим за лайки и комментарии. Узнавайте новое о любимых старых фильмах. Подписывайтесь на канал “Киностальгия”.

Источник

«В джазе только девушки»

Мюзикл в 2-х действиях
 

Мюзикл – лауреат Российской Национальной театральной Премии «Золотая Маска»-2005 в номинации «Лучший спектакль в жанре мюзикла».

Знаменитая комедийная история о приключениях двух джазовых музыкантов, скрывающихся от мафии переодетыми в женское платье. Сюжет хорошо известен по известному одноимённому фильму с участием Мэрилин Монро. В театральной интерпретации – это яркое шоу с великолепными костюмами, интересным светом и своеобразными режиссёрскими находками.

Из истории
Впервые мюзикл «В джазе только девушки» был показан в 1972 году на Бродвее. Это название появилось на афишах Америки спустя два десятилетия после того, как снискал шумную славу одноимённый фильм с участием Мэрилин Монро, Тони Кёртиса и Джека Леммона. В основу бродвейского мюзикла был также положен рассказ Роберта Феррейна «Некоторые любят погорячее».

Сюжетная линия, как и в фильме, построена на приключениях двух джазовых музыкантов, скрывающихся от мафии переодетыми в женское платье. Комедийные ситуации, прекрасные джазовые мелодии, динамичные танцы, гангстерские разборки и, наконец, любовные истории – всё это зрители увидят на сцене в мюзикле.

«У нас получилось яркое шоу с великолепными костюмами, интересным светом и своеобразными режиссёрскими находками, а известные джазовые мелодии поднимают настроение зрителям, которые приняли и полюбили этот спектакль».

Александр Гойхман — дирижёр-постановщик спектакля

О спектакле
Мюзикл «В джазе только девушки» Джула Стайна продол­жает линию обновления: театраль­ного языка, танцевальной лексики, приёмов, подходов. Поставили спек­такль «только девушки» – режиссёр Сусанна Цирюк, балетмейстер Елена Дмитриева, художник Людмила Гончарова (в эту сплочённую бригаду вошёл единственный мужчина – ди­рижёр Александр Гойхман). Предъя­вили «только девушки» отнюдь не «дамское рукоделье», а крепкий, ост­роумный, динамичный, с хорошим вкусом сделанный спектакль. Он ни­каким образом не повторяет замеча­тельный фильм с Мэрилин Монро – намеренно не повторяет (даны толь­ко две очаровательные цитаты – непрямые, намёком, когда героиня напевает знаменитую песенку Мон­ро, буквально две фразы, и кода чуть раздувает ветер её лёгкое бе­лое платье, хотя и совсем не так, как на известных всему миру картинках из журналов и календарей).

Читайте также:  Лечение туберкулеза позвоночника методами

По виду это вро­де спектакль-ревю: центральная установка в виде светящейся спира­ли площадок, бесконечные мигаю­щие лампочки от шоу-концерта, вполне лирическая ис­тория любви. И она держит внима­ние, она заставляет сочувствовать героям в их неустроенности, одино­честве, такой естественной тяге ощу­тить себя любимыми. Пикантная история с пре­вращениями мужчин в женщин, ино­гда рискованная по ситуациям, оста­ётся именно пикантной, без пережи­ма и грубости, на которые легко под­даться.

Музыка в спектакле не из фильма, а со­зданного позже бродвейского мю­зикла, и некоторые музыкальные вставки тоже, скорее, уводят от фильма, нежели приближают к нему.

(выдержки из статьи Елены Третьяковой, газета «Культура»)

Фестиваль «Золотая Маска»
В 2005 году спектакль был удостоен двух премий Российского Национального театрального фестиваля «Золотая Маска».  

«Лучший спектакль в оперетте/мюзикле»,

«Лучшая мужская роль» – Александр Выскрибенцев.

Номинации на Премию: 

«Лучшая работа режиссёра» – Сусанна Цирюк,

«Лучшая мужская роль» – Дмитрий Суслов,

«Лучшая женская роль» – Вероника Гришуленко

Источник

В 1959 году режиссёр и продюсер Билли Уайлдер (Billy Wilder) снял один из моих (и не только моих) любимых фильмов «В джазе только девушки». Во всех остальных странах этот фильм знают как «Некоторые любят погорячее» (англ. – «Some like it hot»)

Фильм снимался под рабочим названием «Not Tonight, Josephine» («Не сегодня, Джозефина»).

Оригинальное название фильма — «Некоторые любят погорячее» — цитата из детской песенки «Горячая овсянка с горохом» Полная цитата: «Кто-то любит погорячее, кто-то — холодную, кто-то — девятидневную в горшочке» (Some like it hot, some like it cold, Some like it in the pot, nine days old). Фраза также используется в одном из диалогов, когда на замечание «Джуниора», что тот предпочитает классику горячему джазу, героиня Мэрилин Монро возражает: «Некоторые любят погорячее».

Многие думают: фильм черно-белый, потому что старый. На самом деле, это стилизация под кино начала XX века. Картина снималась по мотивам немецкого фильма «Фанфары любви» (1951), который в свою очередь, представлял собой ремейк одноимённой французской ленты 1935 года. Правда, в немецком фильме не было никаких гангстеров.

Первоначально фильм планировалось снять в цвете, но после нескольких экранных тестов от этой идеи отказались из-за слишком заметного зелёного оттенка вокруг тяжёлой косметики Кёртиса и Леммона в образах Джозефины и Дафны.

В качестве консультанта для главных актёров пригласили танцора-трансвестита из Берлина. После первого дня занятий он сказал: «Кёртис отлично справляется, а Леммон просто невозможен, у него ничего не выйдет, он всё время отказывается делать то, что я ему приказываю». На что артист так объяснил свою политику: «Я не хочу убедительного перевоплощения в женщину, мы должны изображать двух мужиков, которым неуютно в женском платье». Ещё через неделю Леммон полностью отказался от помощи консультанта, сказав, что не хочет ходить как женщина, а хочет ходить как мужчина, пытающийся ходить как женщина. Режиссер поддержал линию Леммона к явному неудовольствию трансвестита.

Тем не менее, когда Тони Кёртис и Джек Леммон впервые примерили женские костюмы, они попробовали походить по студии Голдвин, и посмотреть, насколько они «сойдут» за женщин. Затем они попробовали поправлять макияж у зеркала одного из женских туалетов. Когда зашедшие туда следом танцовщицы, ни на секунду не заподозрив что-то неладное, даже поинтересовались, где «девочки» снимаются. стало ясно, что убедительные женские образы создать удалось.

Первоначально режиссёр фильма Билли Уайлдер планировал на роль Джерри/Дафны Фрэнка Синатру (Francis Albert Sinatra), а на роль Душечки — актрису, певицу и танцовщицу Митци Гейнор (Mitzi Gaynor).

Мэрилин Монро была бесподобна… на экране, но не во время съёмок. Создатели фильма, работая с Монро, столкнулись со множеством проблем. Из-за неё Кёртису пришлось на протяжении 42-х дублей надкусывать ножку цыплёнка, потому что Мэрилин не могла правильно сыграть сцену.

По словам Кёртиса, Монро ежедневно опаздывала на площадку на 2-3 часа, иногда вообще отказывалась выходить из гримёрки. Многие диалоги она могла прочесть только глядя на текст — например, в сцене прощального телефонного разговора Монро с Кёртисом видно, как её глаза бегают по строчкам. Чтобы снять правильно сцену, в которой Монро говорит: «Это я, Душечка» (It’s me, Sugar), потребовалось 47 дублей, так как актриса говорила: «Душечка, это я» или «Это, Душечка, я». В другой сцене, в которой Монро, роясь в ящике стола, должна была спросить: «Где Бурбон?», — актриса в течение 40 дублей спрашивала: «Где виски?», «Где бутылка?» и «Где бонбон?». Для подсказки в ящик стола была помещена бумажка с текстом, но Монро забывала, какой из ящиков она должна открыть. К 59-му дублю нужная фраза была произнесена, но в этот момент актриса стояла спиной к камере.

Тем не менее, после работы над фильмом режиссер скажет: «Как актриса с острым чувством комического диалога она была просто гениальна».

Мэрилин Монро была беременна во время съёмок, в результате выглядела заметно толще, чем обычно. Для производства фотоматериалов о фильме использовались тела дублёрш, к которым впоследствии монтировали голову Монро.

После просмотра продюсеры сказали режиссеру, что он должен всё переделать, показав больше Мэрилин.
Они также заявили: «Хорошая комедия не может идти дольше полутора часов!». Уайлдер пообещал внести необходимые изменения, на самом деле вырезав лишь одну сцену секунд на пятнадцать, а всё остальное оставил в исходном виде.

Читайте также:  Кесарево боли в позвоночнике

Из финальной версии фильма был вырезан следующий эпизод, когда в вагоне поезда начинается «вечеринка» на верхней полке Дафны, Душечка и Джозефина уходят в туалет. Там Душечка жалуется Джозефине, что её полка расположена рядом с полкой Бинстока, а он сильно храпит, мешая ей спать. Джозефина предлагает ей поменяться полками, и Душечка соглашается. Таким образом, Душечка занимает полку Джозефины, а Джозефина занимает полку Душечки. После этого, Дафна на цыпочках пробирается к полке Душечки, не зная, что там не она, а Джо. Дафна в темноте забирается по лестнице, открывает полог, перешагивает через Джо, думая, что это Душечка и говорит: «Помнишь, я хотела раскрыть тебе секрет? Так вот мой секрет: я мужчина!». Джо просыпается и говорит: «Я тебе сейчас по зубам врежу!». А Дафна отвечает: «Ты ведь не ударишь девушку!?».

На одном из предварительных просмотров в сцене, когда Джек Леммон объявляет о своей помолвке, аудитория смеялась так сильно, что несколько строк диалога невозможно было разобрать. Впоследствии сцену пересняли с более продолжительными паузами и с добавлением игры на маракасах.

Забавно, что единственный «Оскар» картине, которая была признана и зрителями (в прокате США бюджет в размере 2,5 млн. был превзойдён более, чем в семь раз), и критиками (по опросу Американского киноинститута в 2001 году, она вообще названа лучшей комедией за всю историю), достался лишь за костюмы в чёрно-белом фильме, хотя был заявлен в номинациях лучшая мужская роль (Джек Леммон), за лучшую режиссуру (Билли Уайлдер), лучшему художнику-постановщику (Тэд Хоуорт), за лучшую работу оператора (Чарльз Лэнг), за лучший адаптированный сценарий (Билли Уайлдер, И. А. Л. Даймонд). Но всё объясняется очень просто – в тот год на киноолимпе царствовал библейский суперколосс «Бен Гур», отхвативший рекордное количество Оскаров, целых 11.

Тем не менее, «Some like it hot» удостоен Золотого глобуса за лучшую мужскую роль (Джек Леммон),
Золотого глобуса за лучшую женскую роль (Мэрилин Монро), Золотого глобуса за лучшую комедию.
Фильм занял первое место в списке «100 лет… 100 комедий» Американского института киноискусства и 14-е место — в списке «100 лет… 100 фильмов». Финальная фраза «Well, nobody’s perfect» («У каждого свои недостатки») заняла 48 место в списке «100 Лет… 100 Киноцитат».

В 1966 году фильм в советском кинопрокате под названием «В джазе только девушки» его посмотрели 43,9 млн. зрителей. Между прочим, фильм прокатывался всего при 208 копиях! Во время повторного выпуска в советский кинопрокат в 1985 году этот фильм посмотрели 28,9 млн. человек. Общая аудитория за два выпуска в прокат СССР составила 72,8 млн. зрителей. Интересно, что в США его посмотрели 49 млн. зрителей. При бюджете фильма $2 883 848, сборы в США составили $25 000 000.

Для того, чтобы привести фильм в соответствие с Моральным кодексом строителя коммунизма из фильма было вырезано 25 минут материала, среди которых больше половины поцелуев героини Мэрилин Монро и другие сцены, близкие к эротическим.
Но от пуританского общества фильму досталось не только в СССР. От католического легиона благопристойности «В джазе только девушки» получили рейтинг «C» (англ. Condemned). В те времена в штатах действовал Кодекс Хейса, в соответствии с которым производители фильмов были обязаны соблюдать три основополагающих принципа:

  • Картины, подрывающие нравственные устои зрителей, недопустимы. Следовательно, нельзя изображать преступления, злодеяния, пороки и грехопадения таким образом, чтобы они вызывали симпатию в зрительской аудитории.
  • Следует представлять нравственно «правильные» модели жизни
  • Нельзя издеваться над законом, писаным или неписаным. Недопустимо склонять симпатии зрителей на сторону преступников и грешников.

Кроме того:

  • Запрещалось издевательство над религией. Священник на экране не мог быть злодеем или комическим персонажем.
  • Запрещалось изображать употребление наркотиков, а употребление алкоголя могло быть изображено только там, где этого требовал сюжет.
  • Запрещалось раскрывать методы совершения преступлений. Сцены убийства должны были сняты так, чтобы не способствовать совершению подобных преступлений в реальной жизни.
  • Запрещался показ обнажённого тела и провокационных танцев. «Сцены страсти» (то есть просто поцелуи и объятия) допускались только в ключевых сюжетных эпизодах, их длительность и откровенность были ограничены.
  • Брак и семейная жизнь считались высшими ценностями; внебрачные отношения, пусть и уместные по сюжету, должны были быть представлены как недостойное поведение. При этом изображение смешанных браков было под запретом.
  • Запрещались любые, даже косвенные, ссылки на гомосексуализм и венерические заболевания. Показ человеческих родов (даже в виде силуэта) также был под абсолютным запретом.
  • Запрещался широкий спектр «нецензурных» слов.
  • Не приветствовался принцип «око за око».

С действием кодекса связано много анекдотических случаев. Например, исполнителю роли Тарзана было велено побрить грудь, а пышные формы актрис проверяли на предмет соответствия нормам благоприличия специально назначенные «контролёры бюстов».

В последний раз Джек Леммон (Jack Lemmon) и Тони Кёртис (Tony Curtis) вместе снялись в 1965 году в фильме «Большие гонки» («The Great Race»»), о котором я уже писал в посте Памяти Питера Фалька (Фильм «Большие гонки»/»The Great Race», 1965).

Подборка афиш фильма «В джазе только девушки» («Some like it hot»)

Источник